brueggen: (Default)

Все хорошее, особенно отпуск, обычно быстро заканчивается. Переход от сибаритства и тунеядства к обычной жизни дается мне всегда тяжело, и этот раз не исключение - мучаюсь синдромом отмены.
Ну, по горячим следам.
Летели мы израильской авиакомпанией Эль Аль, и уже в Пулково я почувствовала себя в Израиле. Во-первых, с нами летела толпа израильских туристов, и в зале ожидания они непринужденно расселись прямо на полу, что у нас по понятным причинам не принято. Во-вторых, регистрацию на рейс и прочие формальности обеспечивали израильтяне же. Чтобы мы с ребенком не стояли в очереди, нас пригласили все пройти вне ее. Девушка из службы безопасности, для затравки спросив, кто собирал наш чемодан и расставались ли мы с ним, засыпала нас кучей нетривиальных вопросов, типа отдыхали ли мы в арабских странах и поддерживаем ли с тамошними гражданами отношения. Поскольку темных пятен такого рода в нашей биографии нет, мы не испугались. Тем более что понятно - девушке были интересны не ответы, а реакция отвечающего.
В аэропорту Бен-Гурион нам предстояло перепрыгнуть на самолет в Эйлат. Местный человек накануне сказал нам, что терминал 3 -это никуда выходить не надо, только перейти, и все. Что оказалось не совсем правдой. Никаких указателей на терминал 3 в основном здании не обнаружилось. Товарищи в форме взмахом руки указали направление, мол, идите и садитесь в йеллоу бас. Сели мы в йеллоу бас, и он шустро куда-то поехал. Когда мне показалось, что мы уже проехали полпути до Тель-Авива, я занервничала. Водительница автобуса пообещала, что терминал три будет. Однако он тоже был ненадписанный, мы проехали, и после ряда остановок оказавшись в точке отправления поняли, что автобус ходит по кругу. Серия звонков всем, кого мы в Израиле знаем, дело прояснила плохо. Но на втором круге мы таки правильно вышли, и дальше все было хорошо.
Эйлат как таковой - в некотором роде город-недоразумение. Израилю удалось обеспечить себе выход к Красному морю, но очень маленький. Длина береговой линии всего 10 км. Налево пойдешь - уткнешься в Иорданию, направо пойдешь - в Египет. Состоит Эйлат из множества отелей разной степени фешенебельности, промеж которых затесалась обмотанная колючкой военно-морская база.
Природа изначально там отсутствует в принципе. То есть представлена она суровыми пустынными горами, на которых не растет ни травинки. Все пальмы и кустики взращены искусственно, и к каждому цветочку подтянут оросительный шланг. Это огорчало Васеньку, которая жалела цветы и говорила "Плохо им...")

А еще там невозможно жарко. Днем 36-38, ночью градусов 25. Валяться у воды и сидеть под конционером конечно можно, а вот делать что-то на улице очень тяжко.
Мы были не оригинальны - купались в бассейне и в море и старательно посещали столовую. Кухня - одно из самых сильных мест нашего отеля. Ассортимент и количества разнообразной еды ресторанного качества поразили мое воображение, попробовать хотелось все, но физически возможным не являлось. Постить фотки бесконечных тазиков и противней с салатами, солениями, рыбами, птицами, мясами и сырами не буду. Только самое удивительное. При тебе по твоему индивидуальному заказу нарезают салат. Выбираешь соотношение ингредиентов, способ нарезки, заправку и все такое. Услуга пользовалась спросом, а мне, как лицу, поевшему в жизни много казеной и общепитовской еды, казалась избыточной. По-моему, и без этого было бы нормально. )

Это мы обедаем. Ухайдокавшийся в бассейне ребенок фронта не удержал и вырубился, а прожорливые родители все никак не могут наесться.


А какие сыры были... А мясо какое тушеное...
Но перейду от признаний в чревоугодии к более высоким материям.
Море классное. У самого берега ходят стада красивых рыб, многие из которых размером с теленка практически. Людей они не боятся и беспардонно тычутся в ноги. Зато дети российского производства их, напротив, боялись, и в воду лезли с опаской. Васеньку удавалось туда заманить, но, завидев рыбину, она с воплями ужаса сбегала на сушу. Так что покупаться в море вдоволь не удалось.

А это просто кораллы всякие и прочие красивые губки.


Зато из бассейна дитя было не вытащить. В первый день я, увидев на маленьких девочках сверхзакрытые купальные костюмы с рукавами и штанинами решила, что это они из религиозных соображений. Истинный смысл такой экипировки мне открылся, когда Васька, несмотря на интенсивное мазание ее солнцезащитным кремом, насильственное удерживание под зонтиком и купание в футболке, начала опасно розоветь. После приобретения костюмчика материнскому сердцу стало спокойно. Правда, дома я утомилась уже на замечание "что-то вы мало загорели"объяснять, что неполезно жариться на таком солнце северным людям. Менталитет наш непрошибаем, и убеждение, что если не изжарился до черноты - считай, зря на юг ездил, как было массовым, так и остается. (

Отель заточен под семейный отдых, и тусуются там преимущественно местные жители. Типичные постояльцы - израильская семья с тремя мелкими детьми и беременной мамой, с колясками, бутылочками, памперсами и прочим младенческим антуражем. Честно говоря, детей, не держащих еще голову, которых беспощадные родители приволокли к бассейну, мне было жалко. Не выглядели они очень довольными. Но, с другой стороны, страна жаркая, надо с пеленок привыкать.
Мы с нашей единственной Васечкой смотрелись белыми воронами. И в подруги себе она безошибочно выбрала такую же девочку из местных. Это была дружба с первого взгляда. Целовались, обнимались и всячески выражали взаимное расположение. Что интересно, невзирая на отсутствие общего языка, друг друга понимали. Девочка Ваське что-то говорит, та отвечает -"Не, я вначале хочу попить". Та согласно кивает - ладно, конечно вначале попей. И потом скачут осуществлять какой-то совместный проект. Вот как это? А мы с родителями Ширы беседовали по-английски.

Еще мы были в океанариуме. Ну, океанариум как океанариум. Рыбы, черепахи.
И, как и положено, на ювелирной фабрике. Меня, как почему-то всегда в таких местах, выбрали жертвой и заставили мерить сережки с бриллиантами. Сережки и я в них были хороши, и муж поинтересовался ценой. Да ерунда, сказали нам. Скидка такая, скидка другая, минус НДС (Эйлат - оффшорная зона). 14 тысяч долларов. - Не, - сказала я, - нинада.
Но это еще не последняя цена!- в отчаянии воскликнула девушка. И вы можете заплатить сейчас только часть, а остальное выплачивать дома!
Сообщать ей свое мнение, что приобретение бриллиантов в кредит мне представляется идиотизмом, я не стала.
И, провожаемые разочарованными взглядами сотрудников магазина, мы с достоинством удалились.
А потом мы поехали в знакомую и практически уже родную Герцлию.

brueggen: (Default)
Мой первый муж - наполовину украинец. Его бабушка, хоть и прожила почти всю жизнь в Ленинграде, сохранила к исторической родине чрезвычайно нежные чувства, дома говорила по-украински, и обязательно каждое лето проводила там. И после Нового Года  абсолютно любой разговор сводила к этой теме. На вопрос - А как вы себя чувствуете? -  отвечала, что не очень, но скоро она поедет на Украину, и уж там-то самочувствие будет просто прекрасным. А на предложение купить ей сыра говорила, что да, можно, но здесь разве это сыр, а вот скоро она поедет на Украину, там будет правильный сыр, как и все остальное. Ну и так далее.
   Чувствую, что меня поразил тот же синдром.
   Когда по телефону интересуются, поправились ли мы все уже наконец, я говорю, что еще не совсем, но в Израиле наше здоровье без сомнения улучшится. Если требуется сообщить, что нового, начинаю я с того, что мы опять едем туда отдыхать, хотя есть более актуальные новости. Рассматривая с ребенком иллюстрации, где фигурируют пальмы, море или тропические фрукты, я обязательно отмечаю, что скоро и нам все это будет доступно. Прогноз погоды на телефоне я получаю по двум населенным пунктам - Сертолово и Тель-Авив, и, обнаружив, что там сегодня +13 против наших -21, тихо умиляюсь.
   Синдром заразен. Муж, которого вопросы экипировки не интересуют в принципе, вдруг ни с того ни с сего спрашивает - А где мои противоежиные тапочки?
   Билеты  куплены, план пребывания намечен, с израильскими друзьями регулярно перезваниваемся, а с Марком, который нам организует поездку в Эйлат - так чуть ли не каждый день. С мужем они уже просто как родные, и помимо технических моментов каждый раз оживленно обсуждают отвлеченные вещи типа погоды. Нашей, конечно, израильскую-то что обсуждать, там с этим все стабильно.
   А до поездки всего ничего - каких-то 2 месяца.)
   
brueggen: (Default)
Не могла не потырить (спасибо [livejournal.com profile] radaalex).
 Питаю слабость к перепевам известных песен на неожиданных языках. В мою коллекцию, где "Священная война" и "Дубинушка" на немецком, "Эх, дороги" на китайском и подобное.
Ну и в знак солидарности.


brueggen: (Default)

Поскольку мелкий ребенок накладывает ограничения, мы решили, что ни в какие организованные турпроекты вписываться не будем.  Поездим сами куда сможем и посмотрим, что получится. Даст бог, не в последний раз.

ИЕРУСАЛИМ

Большой, исторический и гористый. Жить я там не хочу.

Перед запланированной еще дома трехдневной поездкой туда мы неожиданно поняли, что у нас есть здоровенный чемодан, моя женская сумка, сережина сумка с компом и куча полиэтиленовых пакетов, а средних размеров дорожной сумки нету.  Хозяева любезно выделили нам  небольшой чемоданчик на колесиках, с которым мы и двинули в великий город.  Оказавшись часов в 12 дня в центре города на автовокзале и зная, что хозяева нас смогут принять в 5 часов, мы  могли тусоваться все это время в пределах вокзала или двигать обозревать с чемоданом.  Выбрали второе, узнали, где тут исторический центр, и поехали туда на трамвае.  И так бы и ходили, как идиоты, по старому городу с чемоданом, если бы не обнаружили у Яффских ворот русскоязычное турбюро, которое за сколько-то шекелей работало камерой хранения. После этого стало веселее.

Мы честно обежали старый город по стене и обошли внутри все положенные достопримечательности. Героическая Василиса стену со всеми бесчисленными подъемами-спусками по высоким неудобным ступенькам обошла сама, а дальше уже сломалась и ехала у папы на загривке. 

Старый город правда старый и весь каменный. Улицы сложной конфигурации и совершенно крышесносящее ощущение – ты стоишь на перекрестке с картой, определил по ней свое местоположение,  на карте же нашел, куда надо идти дальше – и все равно не можешь понять, куда же идти-то? Открытого пространства не видно. В старом городе живут, современная жизнь требует коммуникаций, поэтому по стенам протянуто множество проводов и каких-то труб, нарушающих историчность. По узким улицам, не в каждую их которых впишется Хаммер, ездят на машинах и даже каким-то чудом две машины разъезжаются. Видели автомобильчик, взбирающийся по ступенькам вверх. Ступеньки, правда, были пологие и широкие.

Маша, дальше лучше не читай.

Меня, как упертого атеиста и противника всех религий, мысль о святости места совершенно не торкала. Думаю, что Иисус  Христос действительно историческая личность, и жалею его, как любого убиенного человека, но не более того.  Кроме того, там в одном месте раскопана улица до уровня, на котором она была изначально. Глубина его метра три. Так что Виа Долороса, по которой гнали Христа – та, да не совсем.  Периодически я себе напоминала, что ведь колыбель христианства, практически, но трепета не появлялось.

Мы честно посетили все положенные святыни. К Стене Плача пускают после досмотра.Не зная правил, мы ломанулись к ней все вместе, но были остановлены охранницей, и пришлось разделиться. Женский сектор в два, если не в три раза меньше мужского, и вроде каких-то еще допопций там нет.  Желающих подойти было так много, что я продираться через них не стала.  Все-таки люди по делу, а я так, поглазеть… Стена, конечно, высоченная и огромная. Жаль, что не сохранился храм, к  которому она относилась. Посмотреть бы.

Вообще думаю, что гигантомания при строительстве культовых сооружений – например, Исаакиевкий собор, собор святого Петра в Ватикане, тот же Второй Храм, свежеотгроханный Храм Христа Спасителя, происходит от того, что они задумывались как подавляющие и вызывающие мысли о ничтожестве человека в сравнении с божественным величием, хотя строили-то их люди, а вовсе не боги…

Религия в Израиле от государства не отделена, что, наверное, понятно, учитывая обстоятельства создания государства и ее роль в сохранении нации на протяжении двух тысяч лет. Как известно, евреем можно не быть по происхождению, но стать по вероисповеданию.  По крайней мере, это честно, в отличие от нынешней отечественной ситуации, когда в светском государстве всех в православие практически загоняют.

На Храмовую Гору, куда тоже попадают после досмотра, меня не пустили охранники с голыми руками, хотя я была в обыкновенной целомудренной футболке. С рукавами с собой нашлась только куртка от спортивного костюма олимпийской сборной с гордой надписью “Russia” на спине, в которой я там и дефилировала. А Сережу не пустили в мечети по причине его немусульманства, я даже и не пыталась. Мечети тоже большущие и красивые, голубой с золотом  - хорошее сочетание, хоть золота и многовато. Огромное пространство вокруг замощено камнем, тени мало, очень жарко. Что не смущало арабских теток с детями, явно пришедшими туда погулять. Я бы гулять в такое место не пошла.

Храм Гроба Господня хитро замаскирован, вывески над входом в его двор нет. Стоя практически напротив, мы его не видели. Спросили в магазине православной символики напротив, на нас посмотрели как на идиотов. Сказали – «Да вот же он!» и предложили приобрести освященные свечки. Мы вежливо отказались.

В самом Храме было чрезвычайно многолюдно, буквально проталкивались через толпу. Сверкучего великолепия, обычного для православных церквей и ассоциирующегося у меня с новогодними елками, там нет. Все скромное, необработанный камень и натуральные цвета. Внутри Храма как бы домик, вокруг которого многократно обвивается очередь, резко уплотняющаяся на входе. Наблюдали конфликт из серии «Вас тут не стояло». Наверное, понятно, что мы стоять в ней не стали.

В Старом Городе представлены все конфессии. По улицам ходят люди в униформе всех религий. Похоже, между ними не все  просто. Около шикарного представительского черного мерса я поравнялась с группой отечественных паломников, я их опознаю по газовым платочкам кислотных расцветок, прикрывающих головы и плечи дам. Гидша, хлопнув ладонью по капоту, громко заявила: "О! Мерседес!" Неужто мерседесы здесь такая редкость, подумалось мне. Но после язвительного продолжения "Греческая патриархия только на таких ездит" стало ясно, что на греческую патриархию у нее есть зуб. Хотя непонятно, что им делить, собственно.

Многие улицы Старого города представляют собой большой рынок, где продается разнообразная сувенирная лабуда – это в самом центре. Ближе к периферии тоже рынок с ассортиментом, соответствующим  таковому рынка у метро «Звездная» 90- годов.

Если бы не мое сдерживающее бурчание про выброшенные деньги, Сережа бы накупил гораздо больше бессмысленных вещей типа свечек, национальных шапок, брелоков и магнитов. Ладно, разошлось на сувениры.

Один его оригинальный друг попросил привезти ему со Святой Земли земли как таковой. Сережа подошел к задаче отвественно и землю решил добывать в эпицентре святости, т.е. в Старом Городе. Однако с землей там не очень – везде сплошной каменный пол. Я предлагала копнуть у Лиды во дворе, ибо в широком смысле вся земля в Израиле святая. Он это предложение с негодованием отверг. В итоге наскребли цементной кладки, которая между камнями. Уж и не знаю, считается ли это…

 Рядом со старым городом есть аттракцион «Лифт времени», по непонятной причине позиционирующийся как 4D. Нам его сильно рекомендовали. Детей туда пускают с 5 лет, поэтому, посовещавшись, решили отправить хотя бы меня. Безусловно, 55 шекелей оно не стоит. В кинозале кресла штук по 8  на подставках, которые могут трястись, вибрировать и подпрыгивать, перед ними – опускающееся заграждение-палка, как на каруселях бывает. Действие являет собой гибрид видео плохого качества и компьютерной игры, в которой ты едешь  внутри просвета трубы. В наушниках озвучка на разных языках, в том числе и русском. Я имею об истории Израиля довольно общие представления, но подход авторов к теме меня несколько озадачил. Повествование ведется от лица ребенка из притчи о царе Соломоне, в которой две женщины тестировались на звание  истинной матери. Благодаря участию в конфликте Соломона ребенок обрел бессмертие, пережил вавилонянскую оккупацию, римскую оккупацию (правда, в последнюю  у него погиб единственный сын) и дожил до наших дней. Поездки на вагонетках по каким-то штольням, огонь, периодические провалы на нижние уровни. Несимпатичные римляне в театральных римлянских нарядах. Иисус Христос был упомянут мимоходом, зато много экранного времени посвятили неизвестной мне царице - чьей-то жене. Проезжая в носилках по улице, она увидела античную статую, возмутилась, вышла из носилок, велела статую убрать и на ее место поставить крест. (Я бы лично в фильме про историю Израиля самый большой акцент на крестах делать не стала). Потом прошло 2 тысячи лет, образовался Израиль, потом была война (черно-белые съемки, где стреляют и бегут люди в военной форме). А теперь – кнессет, и над ним реет бело-голубой флаг.
Все.)

Путь от Старого Города пролегал через улицу дорогих магазинов – такой Пассаж под открытым небом. Зарулив в магазин «Сохо», я была оттуда почти насильственно извлечена мужем. Там продаются классные дизайнерские хозяйственные штучки, как бесполезные, так и очень удачные. Скупили пол-магазина. Плошка для салата, тюнингованная вилками для перемешивания-накладывания, заняла пол-чемодана. Для сокращения объема коробку я выкинула, и только в аэропорту вспомнила, что для получения такс-фри вещи должны быть нераспакованные. Весело было выгребать из нее тряпки и всякую мелкоту, чтобы предъявить покупку. Надеялась, что бренд международный, и у нас такие магазины есть. Ан нет, гугл говорит, что он израильский.

Поскольку не комильфо не привезти из Израиля тамошнюю косметику, в фирменном магазине накупили разной Ахавы, хвалимой в интернете, себе и на подарки.  Хотя я последние лет пять стала к косметике равнодушна и укрепилась в отношении к ней как к вооруженной психотерапии, сейчас пользуюсь и мне нравится, хорошие мазилки. Возможно, это ощущение подкрепляет тот факт, что у нас все то же самое стоит ровно в два раза дороже, как оказалось. Другое дело, что если бы не купила, тоже бы ничего не изменилось. Обычный покупательский психоз, нападающий в поездках.

Хоть иерусалимские впечатления еще не кончились, мне пора бежать. Продолжение следует.

brueggen: (Default)

Вдохновившись положительными отзывами, продолжу.

Про города.

Квартировали мы в Герцлии. Соотносится она с Тель-Авивом как Сестрорецк с Питером, и выглядит в целом похоже. В основном малоэтажная застройка. Правда, местные дома снаружи выглядят достаточно скромно, и особняки, снаружи практически оклеенные бумажками с портретами американских президентов (как у нас), не попадаются.

Топография улиц, как и везде в Израиле, сложная. Я вообще страдаю топографическим кретинизмом и постоянно норовила заблудиться. Что, впрочем, и немудрено. Если улица образует почти полную петлю, и начало ее находится примерно там же, где и конец, придти по ней куда-нибудь довольно сложно.

Благодаря  гостеприимству Лиды  и Миши мы возвращались  как домой, и чувствовали себя в их доме замечательно.  Постепенно освоились, сроднились, в разговорах я начала употреблять оборот "А вот у нас в Герцлии..." и приучилась делать ударение в названии этого населенного пункта на второй слог, как местные жители. Сережа же упорно именовал его ГЕрцлией, что меня возмущало. Мы освоили ближайшие супермаркеты и вместе с аборигенами накануне шаббата неслись туда использовать последний шанс купить еды. Вообще продуктовый шоппинг в это время "ч" напоминает захват объекта спецназом. Народ целеустремленно носится вдоль полок и ажиотажно хватает все, что можно съесть и выпить.

Поскольку город относительно новый, каких-либо архитектурных древностей и интересностей там нет. Все такое южное и спокойное, люди на нецентральных улицах днем практически не попадаются. Одна из улиц недалеко от нас была напрочь раскопана, за все время особо интенсивных  работ я там не замечала. Пару раз задумчивые рабочие не спеша что-то ковыряли и с интересом рассматривали проходящих мимо. На мой взгляд, за 2 недели нашего пребывания особых сдвигов в работах не произошло. Это наблюдение  как-то особенно роднит меня с Израилем.

Как и то, что в выходные припарковаться там, где тебе надо – огромная проблема. Вкупе с тем, что граждане ПДД внагляк не нарушают, машины в три ряда не ставят и там, где запрещено, не паркуются, это приводит к долгому ожиданию места воткнуться либо к необходимости отъехать в менее выгодную область. Это все мы прочувствовали во время поездки на море. В итоге встали, пошли на пляж. Нормальный незагаженный пляж, нормальное море (разве что мне долго плескаться было холодно, я теплую воду люблю). Зато в лучших традициях северянина на югах я набрала камушков с дырками и красивых ракушек, которые теперь лежат и ждут, когда руки мои дойдут до применения их куда-нибудь.

В Герцлии есть большой русский супермаркет с пивами »Балтика» и «Оболонь», семечками и прочими привычными продуктами. Говорят, он и в шаббат функционирует.

Мы там приобретали пиво. Мне, конечно, в отпуске хотелось шикарно пить какой-нибудь Хайнекен или Левенброй, но разница в цене была такая неприятная, что мы малодушно купили банальную Оболонь.  В конце концов, снобизм это все, пиво оно и есть пиво.

Шопинг в Израиле мне вообще понравился. Правда, в продуктовых магазинах я страдала от невладения языком, сплошь и рядом на упаковках надписи только на иврите, и догадаться о содержимом можно только по внешнему виду. То, что выглядит как молоко, в действительности оказывается кефиром. Зато в одежных  магазинах все понятно, а цены в лучшую сторону отличаются от наших. В Аутлете, где собраны брендовые магазины, я накупила себе и Ваське приличных шмоток по фантастическим просто ценам. В следующий раз заложим шопинг как отдельную статью расхода.  Жаль только, что ассортимент сугубо летний, и зимних детских комбинезонов  и сапог там нет по определению. А вот детских футболок по 10 шекелей (80 рублей то есть) в противовес нашим 200-300  завались.

brueggen: (Default)

3. Люди.

Ну, что граждан, посасывающих на ходу пиво  или обнаруживающих признаки алкогольной интоксикации, мы там не встречали, думаю, и говорить не стоит. В целом народ мне показался более доброжелательным и внешне менее озабоченным, чем у нас. Все соотечественники, с которыми мы пересекались, были чрезвычайно милы, гостеприимны и хлебосольны. Особенное спасибо Лиде и Мишке, которые нас вкусно кормили, поили кофе разных видов и коктейльчиками, много куда катали и вообще возились с нами. И Лене с Люсей спасибо. И Ольге. И Лильке.)

  Подавляющее большинство русскоязычных эмигрантов, достаточно долго там проживших, говорят грамматически правильно, хоть и с вкраплениям местных специфических слов типа «аттракция» в смысле достопримечательность, «циммер» - понятие, идентичное коттеджу в Финляндии и т.д. и имеют характерный акцент. Выражается он в повышении интонации к концу предложений, особенно вопросительных. Поначалу мне казалось, что говорящий прикалывается, но потом я привыкла и иногда даже сама выдавала нечто похожее.

   Помимо повсеместного иврита и русского, довольно часто попадается и английская речь, и французская, и испанская.  Иногда встречаются израильтяне с совершенно рязанскими физиономиями, но русским языком они почему-то не владеют.) Это больше касается молодых. На людях в возрасте, особенно женщинах, невзирая на вполне аутентичную семитскую внешность, мне часто была заметна печать «Сделано в СССР». Что и подтверждалось во всех случаях.)

Все-таки есть что-то общее у всех граждан, родившихся на шестой части суши.

Кстати, и наше семейство  опознавалось бывшими соотечественниками  безошибочно, даже когда мы молчали и газетой «Совершенно секретно» не махали. Все они были доброжелательны и помогали понять, в какую сторону идти или  опознать остановку, на которой надо выйти.

 Вообще у меня возникло некоторое смутное ощущение, что к русскоязычным все прочие относятся не совсем хорошо. Оно неопределенное, неподкрепленное никакими  конкретными фактами и было одной питерской девушкой с негодованием опровергнуто, но тем не менее оно у меня есть.

     За все время мы не наблюдали ни одного полицейского (кроме наряда конной полиции в Иерусалиме), зато видели очень много солдат. На выходные их всех отпускают домой, и они сами по себе  на общественном транспорте с огромными сумками следуют в разных направлениях. Мне было интересно, что же они там возят. Из разговоров Лидки и ее сына Ясика, который ныне военнослужащий, я с изумлением узнала, что солдаты в армии спят на собственном постельном белье. Которое, соответственно, по выходным возят домой стирать. Солдаты там обоих полов и внешне все выглядят очень приятно, печати дебилизма, которую часто можно увидеть на физиономиях отечественной молоди, я там не замечала.

    Кроме солдат, много религиозных евреев. В Иерусалиме их вообще большинство, по-моему. Я их с большим интересом рассматривала, стараясь явно не пялиться. Черные шляпы и костюмы, белые рубашки, пейсы, явно завитые иногда плойкой – мужчины. Женщины тоже легко узнаваемы. Одежда неяркая, волосы обязательно закрыты, голые ноги и руки тоже не торчат, обязательно длинная юбка и туфли без каблука вообще. Если это семейный выход, то присутствует обязательно черная или темно-синяя коляска и дети в количестве от двух до бесконечности. В транспорте религиозные читают не детективчики какие-нибудь и не дамские романы, а  литературу религиозного содержания.

  Нам рассказали, что мужчины не работают, а изучают Тору в иешиве – религиозной школе. Даже не то чтобы Тору, а ее толкования, которых накопилось столько, что за целую жизнь не изучишь. Полученные знания они потом тоже применяют на религиозной ниве. Женщины, говорят, иногда работают (хотя какая работа, если у тебя штук 5-6 погодков?) Они не служат в армии, не платят налоги (ну или платят, но гораздо меньше остальных).

  Меня, как большого любителя социальной справедливости, малость удивила такая ситуация. Не знаю, сколько их в процентах, но, по-моему, немало. То, что куча здоровых мужиков занята по жизни исключительно изучением Торы и никакой пользы обществу не приносит - (окромя улучшения демографической  ситуации, с которой и так вроде все ничего, трое детей в семье – обычное дело, а меньше двух вообще не бывает, по-моему.) – лично мне кажется безобразием.

Местные объяснили нам, что светская часть общества от такого расклада тоже не в восторге, но у религиозных сильное электоральное лобби, поэтому ничего не сделаешь.

   Еще в Израиле много детей. Много чего под них заточено – на каждом углу детские площадки с разными интересными приблудами. В ресторанах и магазинах  на родителей, притащивших с собой младенца, да еще и на ночь глядя, персонал испепеляющих взглядов не бросает, а напротив, несет сразу детский стульчик.

   Васечке нашей на родине на общественном транспорте ездить как-то не доводилось, с этим способом передвижения она впервые ознакомилась в Израиле. И повела себя, на мой взгляд, достаточно нагло. Сидеть на руках у нас категорически отказывалась и желала занимать целое сидение. Несмотря на это смущавшее меня обстоятельство (а так же на то, что периодически она непринужденно слегка пинала сидящих напротив граждан), явного раздражения пассажиров я не видела. Наоборот, они сплошь и рядом улыбались, умилялись и давали ей конфеты.

4. Вокруг политики и безопасности.

  В очередной раз убедилась, что формируемое СМИ представление о стране действительности соответствует мало. Привыкнув, что в телевизоре сюжеты про Израиль – это обычно демонстрации палестинцев, швыряющих  в прячущихся за щитами израильских омоновцев камни,  и прочие непорядки, я ожидала что-то подобное хоть раз увидеть. А вот и ничего подобного. Все тихо, мирно, никаких беспорядков и стрельбы. (Правда, в южном направлении, где как раз и стреляют, мы не ездили. Но кто-то рассказал, что от всех обстрелов на югах пока была одна потеря  - попадание в пустую машину на стоянке).

  Бдительность, конечно, налицо. На входе в торговые центры и вокзалы – неформальный досмотр, проход через рамку, заглядывание в сумку. Что касается аэропорта, столь вдумчиво ко мне, моим документам и чемоданам не относились пограничники ни в одной стране.  Однако все это как-то не раздражало, даже когда мы заблудились на гигантском тель-авивском автовокзале, зря вышли, потом опять пришлось входить, и оба раза демонстрировать охраннику содержимое чемодана и сумок.  Раз это делается ради и моей безопасности, то и не жалко.

   А вот то, что дети ходят одни из школы и в школу, да и просто по улице часов в 10 вечера, когда уже темно – это, по-моему, очень здорово и о многом говорит.

Лично у меня там везде было ощущение  безопасности , каковым  на родине я не всегда и не везде могу похвастаться.

5. Про еду.

Меня предупреждали, что в Израиле одна из лучших ед в мире. Таки да. Продукты в магазине подороже наших будут, но все как-то разнообразнее и  интереснее. Не понравилось ограничение в Песах на мучные продукты, приготовленные некошерным образом, и отсутствие по этой причине хлебобулочных изделий, пива и еще чего-то. В магазинах было завешено занавесочкой. Но это было несмертельно, нас вполне устроила маца (а Васька так вообще подсела, ибо любит всякие погрызушки). Зато хумус.) Творожки классные. Лимонады всякие необычные и т.д. и т.п.  Клубника сладкая. Апельсины-мандарины ОЧЕНЬ сладкие и без костей (видимо, с костями все к нам отправляется).

Даже арбузы без косточек! Мясокопчености не фонтан, правда, но оно и понятно – без свинины же. В общем, долго можно перечислять.

  В ресторанах порции большущие, одному не всегда под силу. В первый раз, когда нас спросили – А вы уверены, что справитесь? – Мы вопроса не поняли и испытали значительные затруднения. В дальнейшем тарелки салата вполне хватало на нас всех.
  В японском заведении не оказалось моего самого любимого молочного супа с угрем, поскольку угорь - рыба некошерная, он без чешуи. Зато порции гигантские.

В рыбном ресторане в Хайфе сразу принесли кучу всяких закусок на тарелочках, уставив ими весь стол. Это бесплатный бонус к заказу, причем, если попросить, приносят еще.Мне бы, в-общем-то, и без рыбы было достаточно.)

   Домашнее питание, которое я наблюдала у Лиды, от нашего тоже отличается. Мясо в основном представлено только  курицей. Мясных супов она вообще не варит, зато в ходу всякие неизведанные вещи, типа супа минестроне (что-то такое овощное), кускуса (крупа такая), национальная еда шакшука (омлет с помидорами и прочими овощами)… Было интересно и необычно.

   На этом пока остановлюсь. За мной еще обзор городов, где мы побывали.

brueggen: (Default)

В общем, мои субъективные и неполиткорректные впечатления. Будем считать потоком сознания.

1. Про географию, природу и климат.
Израиль маленький. Там все недалеко. Поездка на машине на самый север, к ливанской границе, (а это ведь через пол-страны) занимает часа три максимум, и это с учетом встретившихся по пути пробок. Поездка на автобусе в Иерусалим оставила у меня ощущение перемещения из Питера в Зеленогорск - вроде только начали ехать, а вот он уже, Иерусалим-то. При этом не кажется, как в мелких странах Европы, что каждый квадратный метр использован под что-то полезное. Поскольку на юг мы не ездили, настоящих пустынь не наблюдали. Зато поля, степи, горы и даже леса - этого сколько хочешь.
Растительность разнообразная. Мы это предполагали, конечно, но все равно, торчащие из-за заборов здоровенные кактусы, пальмы, а также растущие во дворе лимонные и апельсиновые деревья вызывали восторг и умиление, особенно поначалу. Хозяйка ходит во двор за лимонами для кулинарных целей так же, как я летом бегаю на грядку за укропом.
Однако по причине дефицита влаги  само по себе все это великолепие не растет. Если приглядеться, на клумбах видны уложенные изгибами трубы, через которые осуществляется полив. В городе нам показывали газончики из искусственной травы. Выглядит она неплохо и всячески популяризируется в рамках политики экономии воды.
А еще нам неоднократно советовали посетить парк Ранаана, который был недалеко от нашей штаб-квартиры в Герцлии.
Ну, в моем понимании парк - это нечто типа парка Лесотехнической академии, много-много деревьев, кустов и насквозь не просматривается. Парк Ранаана же я бы назвала сквериком.) Он небольшой, флора представлена в основном пожухлой лысоватой травкой и единичными отдельно стоящими деревьями. Зато там большие детские площадки со всякими горками-домиками и огромная площадка с разнообразными тренажерами. Василису утащить оттуда было довольно сложно, она самозабвенно лазала, прыгала и качала все группы мышц, которые есть.

   Израильский апрель по температурам соответствует нашему типичному лету. В приятные 20-22 градуса Лида говорила, что сегодня что-то холодно и она мерзнет. Ночами попрохладнее, но все равно они такие южные, с теплым воздухом и запахами. Я сидела поздним вечером во дворе и балдела.

   Как всегда в южных странах,  наслаждаясь солнцем и теплом, я предавалась философским размышлениям о том, почему все выдающиеся цивилизации появились именно в южных широтах, а не среди наших снегов и льдов. Ясно, что когда большую часть года человек направлял все усилия на то, чтобы согреться, ему было не до строительства пирамид и акрополей. Видимо, весь интеллектуальный  потенциал наших предков и уходил зимой на выживание, а летом – на подготовку к следующей зиме.    

   Песчаных бурь, о которых много говорилось, мы не застали. Зато видели такое явление, как ветер хамсин (хамсец, как его назвал Сережа). Особого ураганного ветра незаметно, просто в эти дни заметно жарче. А в Иерусалиме на наших глазах произошла кардинальная смена погоды. После зоопарка мы зарулили в торговый центр поесть и заценить торговые точки, потом Васечка застряла на двухэтажной игровой площадке при макдональдсе. Когда через два часа я впервые бросила взгляд на улицу, мне стало даже не по себе. Солнце пропало, все посерело, поднялся сильный ветер и даже было ощущение, что идет дождь. Выйдя, мы обнаружили, что резко похолодало, и в футболке мне стало неуютно. Собирались ехать смотреть на кнессет, но по метеоусловиям не поехали. Да и ладно, ну кнессет и кнессет, чего на него смотреть.

  Говорят, что на побережье везде очень влажно из-за близости моря. Может, и влажно, но не влажнее, чем у нас. Выстиранное белье на улице сохло распрекрасно, по крайней мере. У нас в это время оно на улице не сохнет вообще.

  Израильтяне показались мне собаколюбивыми. Бездомных собак не видели, зато псинки видны и слышны во многих дворах. Они часто самостоятельно гуляют по улицам – видно, что собаки домашние, в ошейниках и чистые. А вот диких кошек достаточно, они резво шныряют по помойкам, которые по большей части в состоянии не идеальном, и что-то с хищным видом грызут. Кошки все здоровые, атлетически сложенные и короткошерстные.



2. Транспорт.

В первые дни меня здорово везде укачивало – и в машине, и даже в автобусе. Потому, видимо, что дороги там не прямые, а все какие-то изогнутые и закругленные. Водители водят автобусы очень лихо. Если стоишь и не держишься крепко, велик шанс навернуться. К остановкам они тоже подъезжают специфически – не снижают до последнего скорости и, поравнявшись уже с остановкой, резко крутят руль вправо и давят на тормоз. Вообще люди они довольно суровые, в разговоры и объяснения вдаваться не любят. Только однажды нам попался русскоязычный водитель, указавший, где лучше выйти, и напомнивший на прощание, что сегодня день космонавтики.

Маршруты все своеобразные. Автобус не просто едет от одной точки до другой, а еще и объезжает по ходу дела все окрестные улицы. Ездили мы на автобусе с навигатором. Угнездившись, я вбивала в него нужную улицу. Навигатор думал, что мы следуем на автомобиле, и честно прокладывал оптимальный маршрут. Автобус практически сразу от него отклонялся и начинал ехать в противоположном направлении. Расстояние до нужной нам точки, определявшееся вначале как 5 километров, постепенно увеличивалось километров до двадцати.

Навигатор непрерывно говорил: «Маршрут изменен. Перепроложить?» К такой особенности я привыкла не сразу и все волновалась, что сели мы не в тот номер.

Понравилась мне организация левых поворотов. Перед перекрестком выделяется слева отдельная полоса с отдельным светофором, откуда все и поворачивают, не мешая следующим прямо. Обычная у нас ситуация, когда какой-нибудь нехороший человек впереди тебя включает поворотник, уже остановившись, там невозможна.

  В Иерусалиме общественный транспорт, помимо автобусов, представлен еще и трамваем. Выглядит трамвай как футуристическая электричка или поезд метро и ездит по центру. Номера он не имеет, ибо маршрут всего один. А вот система оплаты дурацкая. на остановках билеты продают автоматы. Один раз нам попался автомат не совсем, видимо, исправный. Он не желал давать сдачу и карту кушать не желал тоже. После безрезультатной борьбы с ним пришлось искать другой.

Запрыгнув в трамвай, билет следует незамедлительно прокомпостировать. Конролеров мы ни разу не встретили, но от экспериментов, что будет, если едешь зайцем, воздержались.

Кстати, кондукторов там нет нигде. В автобусах деньги платишь водителю при входе.

А еще там вроде как везде вай-фай. Правда, иногда он какой-то странный, вроде подключаешься, но ничего не грузится. Возможно, мы не знали каких-то специфических хитростей. 

brueggen: (горилла)
Израиль прекрасен, товарищи.) Вроде пора уж свыкнуться с родными березками и бестолковыми просторами, а все не отпускает оно меня... Обещание рассказать и поделиться выполню, когда доразгребу накопившиеся дела, а то все некогда. Но в целом ощущения укладываются в первое предложение.
Оно конечно так, не надо путать туризм с эмиграцией, но жаль, жаль, что не была мне изначально дана такая возможность. Эх...
Page generated Sep. 20th, 2017 07:30 am
Powered by Dreamwidth Studios